Украина

Продолжает ли Россия стягивать технику к границам с Украиной? Насколько вероятна война? Отвечают военные эксперты

Пока Россия ставит НАТО ультиматумы, а российские телеканалы сообщают о военных угрозах со стороны Украины, аналитики продолжают находить все новые свидетельства перемещения российской военной техники к украинским границам.

Личный состав Россия пока не перебрасывает, отмечают аналитики Conflict Intelligence Team. На то, чтобы перебросить к местам базирования техники военных, нужно лишь две-три недели, говорит основатель CIT Руслан Левиев.

В комментарии Настоящему Времени Левиев рассказал, куда делась со станции Масловка в Воронежской области техника, которую обнаружили полторы недели назад, и сколько российских войск могут находиться на границе сейчас.

Валерий Ширяев, военный обозреватель "Новой газеты", рассказал, насколько реалистичны сейчас прогнозы военного столкновения. Украинский военный эксперт Михаил Самусь рассказал о возможных сценариях развития ситуации на границе.

Руслан Левиев: "Если представить, что Путин отдаст приказ, то наступление начнется не раньше конца января – начала февраля"

Embed

Поделиться

Сколько российской военной техники сейчас на границе с Украиной

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:06:42

0:00

— Масловка – это не полигон, а железнодорожная станция, поэтому логично, что как только разгрузка закончилось, место разгрузки опустело. Это ожидаемо, логично. Стоило ожидать, что техника не бесконечно будет прибывать, она до какой-то степени прибывает, наполняется до определенной степени, и когда полигон до какой-то степени наполнился, тогда новую технику привозить не надо. Поэтому на Масловке мы новой техники сейчас не видим, потому что вся она стоит на близлежащем полигоне, который называется Погоново. Он находится близко – буквально несколько километров от железнодорожной станции. И если туда проехать, там можно увидеть всю эту технику, и она видна на радиолокационных снимках. В этом плане нет какого-то такого эффекта, что технику увезли обратно. Нет, просто полигон наполнился.

Мы выявили новый полигон, где сейчас происходит переброска техники, накапливание, – это полигон, который называется Постоялые Дворы, он находится под Курском. Это даже ближе к границе с Украиной, нежели полигон Погоново под Воронежем. Там чуть больше ста километров от границы. При этом этот полигон ранее использовался для учений войск радиационной, химической и биологической защиты. Не так давно мы и наши коллеги опубликовали первые заметки о том, что идет переброска техники на полигон Постоялые Дворы под Курском, и Минобороны в своих очередных новостях заявило, что на полигоне Постоялые Дворы началась отработка учений "БАРС". Ранее наша команда заявляла, что учения "БАРС" никак не связаны с Украиной, то есть это отдельные учения, и приплетать сюда этих так называемых резервистов "БАРС" к теме Украины не стоит, потому что это будет ошибочно. Это отдельная тема, не имеющая отношения к ситуации с Украиной. И в данном случае Министерство обороны говорит, что в Постоялых Дворах – это именно учения "БАРС". Но мы скептически относимся к таким заявлениям Минобороны, потому что если мы вспомним учения "БАРС", которые были под Ростовом в конце лета – начале осени, там участвовало мотострелковое подразделение, которое находится рядом с Ростовом, никто из других регионов технику издалека не вез под Ростов только для того, чтобы эта техника поучаствовала в учениях "БАРС".

В случае полигона Постоялые Дворы под Курском мы видим обратную ситуацию. Туда, в частности, сейчас перебрасывается техника 25-й мотострелковой бригады из Ленинградской области, город Луга. И если это учения "БАРС", то у нас это вызывает удивление, потому что у 25-й мотострелковой бригады есть свой полигон, который гораздо ближе к их расположению – он находится под Лугой. А в данном случае их перебрасывают под Курск, что необъяснимо учениями "БАРС". Именно поэтому мы к заявлению Минобороны относимся скептически и считаем, что это новое выявленное место скопления техники под Курском на полигоне Постоялые Дворы относится все же к ситуации с Украиной. И свежие спутниковые радиолокационные снимки показывают, что продолжается наращивание войск под Курском тоже.

В остальных местах – в Крыму, под Ростовом – также мы периодически замечаем поезда, которые едут туда, то есть техника продолжает перебрасываться. Но, как мы заявляли в предыдущих заметках, пока что перебрасывается только техника – мы не видим поездов, следующих с личным составом. И более того, некоторые наши источники в рядах военнослужащих говорят, что пока перебрасываются вместе с техникой туда только роты охраны – не личный состав, который будет управлять танками, БТРами или другими средствами.

По нашим оценкам, наверное, потребуется две-три недели для того, чтобы перебросить личный состав для всей той массы техники, которая сейчас находится вдоль границы, к местам базирования техники. Исходя из этого, на конец декабря и самые первые числа января, наверное, даже вплоть до конца российских новогодних праздников мы никаких особых обострений не ожидаем. Если представить, что произойдет невероятное и Путин отдаст приказ начать наступление, даже хотя бы внутри территории сепаратистов и дальше наступление на позицию украинских сил, то если это и будет, то не раньше конца января – начала февраля.

Те методы, которые мы используем, не предполагают точной оценки, потому что мы, понятное дело, не видим все поезда и невозможно их все подсчитать. На спутниковых снимках, которые тоже бывают довольно-таки редко, потому что, несмотря на то, что спутники летают часто и снимают Землю, часть, все равно очень часто над полигонами стоит облачность, поэтому спутниковый снимок не показывает ничего. Более того, понятно, что часть техники закамуфлирована, скрыта. Поэтому мы можем только очень косвенно предполагать, насколько те или иные оценки близки к реальности. Но у нас складывается такое ощущение, что оценки украинских сил по численности – порядка 80 тысяч и более военнослужащих, находящихся вблизи российско-украинской границы, вдоль всей границы, – они более-менее близки к реальности.

Валерий Ширяев: "Инструментарий для того, чтобы развязать войну на Украине, у Путина есть с 2014 года"

Embed

Поделиться

Военный обозреватель "Новой газеты" об обмене угрозами России и НАТО

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:06:42

0:00

— Мы говорили с вами про стягивание российской техники к украинским границам, вы сказали, что продолжается политический торг между Россией и НАТО. Продолжите свою мысль.

— Для начала были опубликованы планы завоевания Украины, которые должна осуществить российская армия – захватить две трети Украины, оккупировать Киев. Что дальше – непонятно. И это было предъявлено как ближайшие планы, которые должны осуществиться в январе-феврале. Для осуществления этих планов тех войск, которые стояли с 2016-2017 года вокруг Украины и которые совсем в небольших количествах добавились вокруг украинской территории, абсолютно недостаточно. Это фейковая кампания, прямо скажем. Но она была очень мощной и действительно воздействовала на общественное мнение. Согласно активности в сети, значительная часть публики уверовала в то, что действительно Россия способна захватить две трети Украины.

Пик этой кампании пришелся на переговоры Путина с Байденом – я имею в виду вот это виртуальное общение в эфире. А сейчас Путин наносит ответный виртуальный удар. Вот это пропагандистское шоу, которое вчера мы видели, – это заранее подготовленное действо, к нему было приурочено даже поднятие двух флагов на двух ядерных подводных лодках. А это, я вам скажу, заранее такие вещи готовятся. Это вчерашнее заседание во всех своих деталях подробно готовилось за несколько как минимум недель. И вчера были выкачены обратные претензии со стороны Путина. Про действия России в отношении Украины Путин, конечно, ничего не говорит, его больше всего волнует именно приближение НАТО к границам России, инфраструктура НАТО. Но это история, которая тянется с 1961 года.

— Владимир Путин говорит о некоем военно-техническом ответе. По каким признакам можно понять, что на самом деле отвечать военным образом он не собирается?

— Военно-техническом ответе Украине или НАТО?

— Он говорит, конечно, про ответ НАТО, но, учитывая, что технику концентрируют именно на украинских границах, конечно, все обозреватели делают вывод, что ответ может заключаться именно в этом.

— Путин, да и Шойгу тоже, рассказывал о тех новых системах, которые приняты на вооружение в России, что Россия способна соперничать с американцами, что у американцев тоже скоро появится аналогичная техника, имеются в виду гиперзвуковые ракеты, но никакой связи он не проводил между нынешним положением вокруг границ Украины и неким техническим ответом России. Я пока, например, такого там не увидел.

Путин сказал одну вещь, что если инфраструктура НАТО появится на Украине, будет ответ. Вот это я понимаю. Но для этого Украина должна вступить в НАТО. Он как бы словесными интервенциями создает ситуацию: "Имейте в виду, это невозможно. Если Украина вступит в НАТО, то возможна большая война". Инструментарий для того, чтобы развязать войну на Украине, у Путина есть с 2014 года. Там находятся две мятежные республики, руководимые нашими отставниками или командировочными офицерами два корпуса – первый и второй армейский корпус ЛНР и ДНР существует. И украинцы, и российская сторона могут легко спровоцировать обострение обстановки, которое выльется в серьезный конфликт. Любой серьезный конфликт автоматом отменит включение Украины в НАТО. Это живой инструмент на самом деле.

С военной точки зрения развязать локальный конфликт, который быстро можно потушить с помощью переговоров, и на этих переговорах выставить ключевое условие: "Знаете, ребята, у вас тут как у Азербайджана с Арменией – постоянно тлеет и вспыхивает". И НАТО будет вынуждено просто вмешиваться, если Украина войдет в НАТО, в этот конфликт. По уставу НАТО невозможно принять государство, которое находится в вооруженном конфликте с соседом.

— Вы говорите про некий конфликт, который может вспыхнуть при условии концентрации войск с обеих сторон. Шойгу рассказывает о некоем химическом оружии, которое собирается применить Украина на Донбассе, или американские инструкторы там каким-то образом готовят эту атаку. Зачем?

— Это, конечно, просто домашняя заготовка – заранее представленное злонамерение Соединенных Штатов. Я вам скажу так, когда американские инструкторы и советники появились на Украине – это произошло очень давно, – их разместили сначала, и в дальнейшем они там находились, во Львове. И на полигонах Львовской области они обучали украинскую армию. В Донбассе они так и не появились. И очень правильно сделали, что не появились.

Украинскому военному истеблишменту и украинскому правительству выгодно все-таки показать, что американцы могут находиться на передовой линии вместе с ними в боевом братстве. Украина, как суверенное независимое государство, имеет полное право заключить договор с любой частной военной кампанией, ЧВК, и пригласить ее специалистов на передовую линию для консультации, оборудования позиций и чего угодно. Она имеет на это полное право. Формально создается ситуация, что парамилитари Соединенных Штатов находятся [на ее территории]. Так ли это на самом деле, я сказать не могу, я не располагаю такой информацией. Я просто нарисовал вариант: Украина имеет такое право, и если она захочет это сделать – она это сделает.

Что касается неких неустановленных химических веществ в резервуарах, это же надо было на таком совещании заявить: неустановленные химические вещества. А если это потом окажутся горючие машинные материалы? Смешно говорить. Если вещества не установлены, то ты и говорить о них не должен, если ты не знаешь, что это такое.

— Вы говорите, что все планы по захвату двух третей Украины российскими войсками – это фейк и часть какой-то пропагандистской политической кампании. Как вы можете успокоить жителей Украины? Чем можно успокоить людей в Украине и сказать, что такой захват невозможен?

— Я хочу поздравить всех жителей Украины с наступающими новогодними праздниками, всех своих друзей и родственников, которые там живут, и сказать, что все-таки существует опасность обострения ситуации. Но это игры больших мальчиков. Они все-таки пугают друг друга. Путин хочет заключить договор с НАТО, выстраивает новую систему безопасности в Европе, которая практически убита после распада Советского Союза – системы коллективной безопасности не существует. Вот он хочет ее создать. Каким образом? Он такими неуклюжими и, с моей точки зрения, не имеющими последствий действиями пытается работать. Но войны не будет.

Михаил Самусь: "За стратегические глобальные ошибки, которые совершил Путин в феврале 2014 года, нужно будет платить"

Embed

Поделиться

Самусь: "За стратегические глобальные ошибки, которые совершил Путин в феврале 2014 года, нужно будет платить"

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:05:26

0:00

– Михаил, я коротко повторю то, что сказал глава украинского МИДа. Озвучу эти два сценария. Первый – игра на максимальное поднятие ставок, чтобы зайти в переговоры с США и что-то для себя получить. А второй сценарий – это подготовка почвы для локальной вооруженной операции. Какой сценарий вам кажется наиболее вероятным?

– На самом деле действительно Россия может рассматривать сценарий локальной военной операции, поскольку именно такой сценарий позволит России добиться максимального эффекта. Я не уверен, что Путину и его режиму сейчас нужна широкомасштабная операция, поскольку по всем параметрам такая операция, такая война может привести к обратному эффекту и ударить по самому режиму, поскольку любые экономические санкции сейчас, я думаю, Путину не нужны, а любая широкомасштабная операция может привести к катастрофическим последствиям для самой России. Поэтому я думаю, что главным сценарием для Путина, для Кремля сейчас является максимальное расшатывание ситуации в Украине, достижение максимальной напряженности в отношениях с Западом и дальше уже по обстановке, скажем так, если удастся уговорить США и НАТО сесть за стол переговоров и заключать какие-то так называемые большие сделки – это один разговор. Если же нет, то Россия может попробовать использовать какие-то быстрые военные операции против Украины.

– Когда мы говорим "локальный вооруженный конфликт", что мы подразумеваем? Мы подразумеваем войну на Донбассе, где и так уже идет вооруженное столкновение?

– Возможно на Донбассе. Но я думаю, что тот характер подготовки вооруженных сил России, который мы наблюдаем буквально с марта этого года, это очень интенсивная подготовка, переброска войск в том числе в оккупированный Крым. Я скажу, что по моим наблюдениям, по моему мнению, наиболее возможный сценарий – это применение из оккупированного Крыма высадки воздушных десантов и морской пехоты, то есть проведение морских десантных операций с целью захвата инфраструктуры для подачи воды в оккупированный Крым, для создания наземного коридора с территории России в оккупированный Крым, а также возможно попробовать блокировать вообще выход Украины к морю. Это бы позволило действительно достичь весомых результатов, потому что провокации на Донбассе возможны, но они будут иметь все-таки недостаточный эффект с точки зрения и военных успехов, и геополитических успехов.

– Мы видели как на востоке Украины сейчас роют рвы, мы видим как в разных украинских регионах проверяют системы оповещения, бомбоубежища. Это что – подготовка к худшему сценарию, как вам кажется?

– Естественно. Всегда надейся на лучшее, но готовься к худшему. Поэтому если Путин фактически каждый день угрожает тем, что он будет бить первым, как он буквально вчера заявил, или то, что они будут наносить удары ракетами или этот полный, я бы сказал, если просто литературным языком выражаться, фейковая информация от Шойгу по поводу химоружия, действительно Украина должна быть готова к любым сценариям. Никто потом не будет спрашивать: "А почему же вы не подготовили бомбоубежище, если Россия начнет наносить ракетные удары?". Я, например, не исключаю такого варианта. Дело в том, что если представить, что завтра Путин нанесет несколько ракетных ударов по Киеву или по Харькову, то я не уверен, что какая-то действительно будет сильная реакция со стороны наших западных партнеров. Не исключено, что будет снова объявлена глубокая обеспокоенность и никаких практических шагов не будет осуществлено.

– В то же время глава МИД РФ Лавров говорит, что Путин не хочет войны. Он сегодня буквально сделал такое заявление. Как вы вообще относитесь к последним заявлениям из Кремля, из России?

– Это интересное заявление. В феврале 2014 года война началась, поэтому кто-то хочет, может, кто-то не хочет, но война идет. И те стратегические глобальные ошибки, которые совершил Путин в феврале 2014 года, за это нужно будет платить, хочется или не хочется, но России придется расплачиваться за те действия, которые Путин осуществил. Сейчас Путин явно поднимает ставки для того, чтобы добиться заключения так называемой большой сделки с Соединенными Штатами, в том числе шантажируя возможностью перехода на сторону Китая в глобальной трансформации геополитической ситуации в мире. Мы знаем, что и администрация Байдена пытается сейчас сформировать стойкую группу поддержки в противостоянии Соединенных Штатов с Китаем.

/* */

Источник:www.currenttime.tv

Related posts

Доклад ООН: мирное население на востоке Украины – заложники боевиков

author

Зеленский – Конгрессу: решается судьба Украины и украинского народа

author

Эксперты добрались до места крушения авиалайнера в Донбассе

author