Репортаж

Синее тело, скрюченные руки. Гибель срочника хотели списать на суицид

По версии следствия, срочник Егор Воронкин из Мурманской области умер после того, как выпил противообледенительную жидкость ПОЖ-70, хранившуюся в ящике под кроватью командира. Якобы он сам её нашел, глотнул и положил бутылку обратно, а затем вместе со всеми отправился на вакцинацию против коронавируса. Никто из сослуживцев и офицеров не видел, как 20-летний Воронкин выпил ПОЖ-70, сам он об этом тоже не говорил. СК возбудил уголовное дело против должностных лиц, но конкретных подозреваемых пока нет. Корреспондент Север.Реалии выяснил, что известно об этой трагедии и какие в этой истории остаются белые пятна.

Егора Воронкина призвали на военную службу в конце июня 2021 года в 200-ю отдельную мотострелковую бригаду в поселок Печенга Мурманской области – этот населенный пункт находится недалеко от российско-норвежской границы. Воинская часть в Печенге уже попадала в СМИ: в 2020 году в 200-й отдельной мотострелковой бригаде в Мурманской области за два дня погибли несколько военнослужащих. Один из них покончил с собой, еще один умер "от естественных причин", "третьего нашли мертвым в его доме в ванной после употребления спиртного", писала "Газета.ru". В 2014 году в той же мотострелковой бригаде совершил самоубийство 19-летний Анатолий Носков. Рядом с его телом нашли предсмертную записку, в которой военнослужащий просил в своей смерти никого не винить. Родственники не поверили в официальную версию случившегося и добились почерковедческой экспертизы. В итоге выяснилось, что записку написал рядовой-контрактник Вадим Васильев по указу Беюкага Агабекова. На тот момент Агабеков был и. о. замкомандира по работе с личным составом войсковой части 08275 в поселке Печенга Мурманской области. Действия офицера, приказавшего написать предсмертную записку, проверял Следственный комитет, но никаких нарушений тогда не нашли и Агабеков отделался выговором, писала "Медиазона" (внесена в реестр СМИ-иноагентов).

"Заставляли копать землю руками"

Егор Воронкин спустя всего пару месяцев после призыва попал в реанимацию госпиталя в Североморске, где месяц пролежал в коме. В начале октября он умер. Официальная причина – отравление этиленгликолем.

У Егора в части не было никаких конфликтов, рассказывает его мама Вероника Воронкина. Хотя, по ее словам, он хотел комиссоваться по статье 17 (увольнение из армии по состоянию здоровья. – СР), потому что "видел беспредел".

Егор Воронкин в части

– Вместо того чтобы учить их какой-то военной подготовке, их заставляли копать землю руками, мыть кастрюли в озерах. Это сын рассказывал, – вспоминает мама погибшего срочника. – Я вместе с его девушкой уговорила его остаться в армии, мол, все мужчины в семье служили. Он себе не такой службу представлял, где поднимают в два часа ночи и заставляют в трусах бегать или приседать. Он хотел комиссоваться, но по этой статье есть несколько подпунктов: это чуть ли не "дурка", и на работу потом нормальную не устроиться. Вот мы и уговорили его остаться, чтобы жизнь себе дальнейшую не портил.

Егор "был на хорошем счету" в части и ждал, что ему присвоят звание ефрейтора. Его начали "уговаривать остаться" на контрактную службу. Но служить в армии после срочной службы Егор не планировал – хотел переехать в Москву вместе со своей девушкой. По словам родственников, отношения у них были серьезными, они планировали жить вместе.

Делать ничего особо не надо, зарплата от 40 тысяч, и еще все пьют

– Он ей звонил практически каждый день, редко когда через день. В последние разы они разговаривали про службу по контракту. Он говорил, что на службе по контракту делать ничего особо не надо, зарплата от 40 тысяч и еще все пьют, – вспоминает мама девушки Алина. По её словам, последний раз ребята созванивались в пятницу, 3 сентября.

Источник:www.severreal.org

Related posts

Ты меня родила, чтобы бить? Как дети переживают насилие в семье

author

Тактика местных жуликов. В Питере снимают с выборов за посты пятилетней давности

author

Дышать нечем. Как две деревни на выборах губернатора прокатили

author