Новости

Эрдоган воспользовался договоренностью времен Саддама Хусейна

О целях военной операции, которую Турция проводит на севере Ирака, рассказывает востоковед Виктор Надеин-Раевский.

Курды предложили модель, которая полностью несовместима с турецкой концепцией организации государства.

Эрдоган воспользовался договоренностью времен Саддама Хусейна

В ночь с 17 на 18 апреля турецкие вооруженные силы начали военную операцию на севере Ирака, в которой участвуют ВВС и спецназ. Боевые действия, как официально заявлено, направлены против боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК), которая признана Анкарой террористической организацией. Министр обороны Турции Хулуси Акар заявил об авиаударах турецких военно-воздушных сил по укрытиям, бункерам, туннелям и складам РПК в иракских регионах Метина, Зап и Авашин.

Обозреватель «Росбалта» попросил старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН, директора Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона Виктора Надеина-Раевского объяснить, чем вызвано проведение этой операции Турции и какие цели преследует ее лидер Реджеп Эрдоган.

— Чем вы объясняете нынешние военные действия Турции на севере Ирака? Почему именно Ирак, ведь РПК имеет свои отделения и в Сирии, и в самой Турции?

— Дело в том, что у турок еще во времена Саддама Хусейна была договоренность с Ираком о том, что они могут наносить такие удары по базам РПК. И Саддама Хусейна уже давно нет, и Ирак уже несколько другой, и курдская автономия там появилась, но президент Турции Реджеп Эрдоган продолжает пользоваться этой договоренностью.

— Какие задачи ставит сегодня Эрдоган в Ираке?

— Главной его задачей, конечно, является желание ослабить места базирования РПК. Курды, ведя боевые действия против турецкой армии в самой Турции, уходят затем на север Ирака. Эта борьба ведется с 1984 года. Удары наносятся не только по военным базам боевиков РПК, но и по жилым районам, потому что курды базируются и в жилых районах. Однако основные базы курдов находятся, прежде всего, на турецкой территории.

— Но курды ведь есть и в Сирии…

— Сирийские курды — это отдельное явление. Они признают сидящего уже много лет в турецкой тюрьме лидера РПК Абдуллу Оджалана своим духовным лидером. В военном отношении сирийские курды не подчиняются руководству РПК. К тому же сама РПК сейчас официально отказалась от статуса организующей силы. Она сейчас позиционируют себя как «духовная сила».

Для турок Оджалан еще и идейный враг, потому что в свое время он был марксистом. Сегодня он трансформировался в нечто другое, отрицает как капиталистический путь, так и социализм, который был в Советском Союзе. Оджалан сейчас заявляет себя сторонником конфедеративной демократии. По этой модели выстроены и курдские районы в Сирии, где живет два миллиона представителей этого народа.

— Что представляет собой эта конфедеративная демократия?

— Эта модель предполагает, что все вопросы решаются избранными людьми самой общины. Если возникают общие вопросы, например, строительство сквозной магистрали, то в этом случае общины выдвигают своих представителей в некий общий орган, который и решает эти общие для них вопросы. При этом члены полиции, судьи избираются на местах.

Эта модель предполагает отрицание капитализма, любой олигархии, абсолютное равенство мужчин и женщин. Во главе местных общин у них всегда два сопредседателя — от мужской части населения и от женской, что для мусульман вообще непостижимая вещь.

Вооруженные силы курдов выстроены на милиционной основе. В Сирии у них около 20 тысяч бойцов. Плюс женские отряды самообороны, которые воюют на равных с мужчинами и очень эффективно — их еще около 14 тысяч человек.

Все это полностью противоречит турецкой концепции организации государства. Курды пытались выстраивать такие местные общины и в Турции, но в ответ турецкие власти силой разогнали избранных мэров и заточили их в тюрьмы.

— Насколько я помню, было же какое-то перемирие между турецкими властями и курдами?

— Да, но в 2015 году Анкара сорвала это перемирие, началось наступление именно на турецких курдов, бомбили турецкие города.

— Правильно я понимаю, что турки сейчас контролируют север Сирии?

— Относительно. Они контролируют стокилометровую полосу вдоль турецко-сирийской границы глубиной тридцать километров. Все остальное вне их контроля.

— Но вернемся к обострению на севере Ирака…

— Ну, это обычное дело для турок. Они и раньше, как я сказал, наносили удары по этой территории и продолжают их наносить и сейчас. Это у них регулярное обострение.

Беседовал Александр Желенин

Источник: Росбалт

Related posts

Страны Балтии усложнят жизнь россиянам с шенгенскими визами

author

Рада рекомендовала СНБО Украины ввести санкции против всех российских депутатов, которые голосовали за признание ДНР и ЛНР

author

Папа римский: Кирилл во время разговора 20 минут оправдывал войну

author