Новости

Яд гадюки, эдельвейс и все, что не доел: как оставаться молодой, несмотря на кризис

Перестать за собой следить — простое, но не верное решение, уверена врач-косметолог Оксана Волкова.

«В кризисные времена уход за собой становится своеобразной психотерапией».

Яд гадюки, эдельвейс и все, что не доел: как оставаться молодой, несмотря на кризис

Уход из России крупных фармацевтических фирм, трудности с логистикой, рост цен — казалось, что все это скажется и на косметологии, где доля импортных препаратов и оборудования всегда была высока. Но все оказалось не так однозначно.

Перестать за собой следить — простейшее решение для трудных времен. Особенно если настоящее мрачно, будущее туманно, цены растут, а денег не стало больше. Но иногда уход за собой не только красит, но и лечит. И уж точно улучшает настроение. Да и кризис пока косметологию щадит — по крайней мере, тех, кто уже имел опыт выживания в тяжелых условиях.

О перспективах и лазейках для индустрии красоты в интервью «Росбалту» рассказала с врач-косметолог Оксана Волкова, для которой нынешний кризис — уже третий.

— Уход иностранных компаний с российского рынка, включая фармакологию и медицину, многие считают катастрофой. Насколько это задело косметологию?

— У нас ситуация разная: «ветераны» рынка, уже переживавшие тяжелые времена, оказались более подготовленными. Хотя и у них не все безоблачно: при любом кризисе какая-то часть клиентов уходит в серый или даже в черный сегмент рынка. Речь идет о так называемой «кухонной косметологии», где цены ниже, чем в «легальных» центрах. Появляется много контрафактной продукции, сделанной «за углом» — даже нам предлагают такие «препараты» непонятного происхождения.

— То есть, новый-старый черный рынок предлагает те же услуги?

— Да, и в частности — инъекции. Этот параллельный рынок всегда существовал. Но в этот раз его сначала подогрела пандемия, когда в локдаун даже профессионалы «принимали» на кухне — вплоть до приезда домой парикмахера до косметолога. И люди привыкли.

— А в чем отличие нынешней кризисной ситуации от пандемии?

— В изменении спроса. Во время пандемии были востребованы массажи — как антистрессовая процедура. Сейчас первыми страдают уходовые процедуры: людям кажется, что нужно срочно сделать то, что может исчезнуть с рынка или подорожать. А массаж никуда не денется, руки-то останутся. Отсюда и «перекос» в сторону дорогих процедур, люди как бы «запасаются», инвестируют в себя.

Поэтому к нам активно приезжают из других городов: многие процедуры делаются раз в год, и этого хватает надолго. Но нас больше беспокоит будущая экономическая ситуация. Конечно, кто-то из наших клиентов пострадает меньше, и они с нами останутся, но кое-то просто не сможет тратить много денег на себя.

— Но вы на рынке давно — есть ли у вас свои антикризисные меры?

— Да, такое у нас случалось не раз. И мы, в отличие от новичков, уже «натренированы». Мы подготовились к таким ситуациям еще в 2014 году — в ожидании сбоев с западными препаратами. И открыли для себя другие направления — Южную Корею, Израиль. Чутье нас не подвело, ведь Южная Корея ныне флагман мировой косметологии, и они пока санкций не ввели.

— Многие ли уже ушли с вашего рынка?

— Нет, их пока немного. Заявил об уходе американский «Аллерган» — поставщик ботокса и ювидерма. Но это не так страшно: за 20 лет ситуация изменилась. Ботокс после долгих лет применения стал не так эффективен. Появились и другие ботулотоксины — корейские, китайские. Есть и российский аналог «релатокс» — очень достойный и честный: они точнее указывают количество единиц, поэтому рисков меньше. И он дешевле: ценовой разрыв между импортными средствами, которые останутся на рынке, и отечественными будет увеличиваться.

— Получается, что какие-то иностранные компании остались?

— Дело в том, что есть препараты, используемые не только в косметологии, но и в медицине, и на них санкции не распространяются. Поэтому остаться пытаются многие, ведь рынок огромный. И они будут только рады уходу крупных конкурентов вроде «Аллергана»…

— Ваш центр — один из лидеров в аппаратной косметологии. Как обстоят дела с этим оборудованием?

— Здесь похожая ситуация. В последние годы сформировался пул надежных поставщиков высокотехнологичного оборудования. По лазерному и фото-оборудованию это Израиль и США — последние, кстати, тоже широко применяют израильские технологии. У нас стоят как раз израильские аппараты, и мы надеемся их сохранить. Хотя нынешнее оборудование не так долговечно — у того же Skintonic достаточно было менять фильтры и насадки. Теперь же все хотят заработать на продажах, и расходники дорогие, а насадку одного аппарата нельзя «привинтить» на другой. То есть, если препаратам можно найти аналог, то насадку ты заменить не сможешь. Но наши партнеры обещают, что все будет хорошо. Хотя понятно, что цены и сроки доставки могут измениться.

— А что с массажными аппаратами?

— Раньше рынок был захвачен французскими аппаратами LPG и Skintonic, но и здесь ситуация изменилась. Да, эти аппараты долговечны и продолжают работать, пусть и без прежнего «огонька». Но и конкуренты активизировались. У нас, кстати, стоит российский аппарат. Говорят, это «сколковские» разработки, но он реально хороший. Импортозамещение придумали не вчера, а Кулибиных у нас много!

— Но ведь есть и то, что мы пока не производим?

— Это, прежде всего, высокотехнологичное оборудование. Аппараты Hifu для SMAS-лифтинга, радиоволновые технологии RF — сейчас их поставляет Корея. Они продолжают совершенствоваться. То же — с нитями для моделирования лица, хотя тут бывают проблемы и у самих корейцев, с алюминием для проводников игл. Но они эти проблемы решают. В общем, у нас, в сравнении со стоматологами, ситуация лучше.

— Наблюдаете ли вы отток клиентов?

— Пока нет, но есть изменение предпочтений: как уже сказала выше, упал спрос на уходовые процедуры. Да и в ассортименте уходовой косметики, скорее всего, будут изменения. Нам проще: у нас уходовый сегмент не является главным, это больше допуслуга для клиента. Я на этом зарабатываю мало — скорее, обеспечиваю полный пакет услуг. Здесь мы тоже, как оказалось, поступили предусмотрительно, создав собственную линию косметики. И я за нее спокойна.

— Ваша линия производится здесь?

— Да, хотя я беспокоюсь по поводу некоторых ингредиентов в будущем. Но мы можем что-то менять в составе, искать решения. У нас есть, например, крем-лифтинг, и мы его состав иногда корректируем. Была популярная версия с ядом бирманской гадюки. Мы долго ее делали, но ведь хочется нового, и мы перешли на церамиды (керамиды), они очень популярны. Потом — на молодые клетки эдельвейса. Когда от одного крема уже отдохнули, мы снова можем вернуться — к тем же пептидам. И крем снова «как новенький». И это только о лифтинговых кремах.

Но в последние годы я занималась и специальными средствами — например, от угрей, причем уже для использования в салонах и клиниках. Там два вида масок, сыворотка, кремы — вся линейка. Именно в лечении угрей мне не хватало средств, что были на рынке, и мы часто использовали старые «прописи». Теперь делаем это профессионально.

— А есть ли сейчас какие-то сенсационные «прорывы» в косметологии?

— Прежде всего, ультразвуковой смас-лифтинг HIFU, дающий бесспорный результат — это из того, что появилось в последние пять лет. Технология продолжает развиваться, и результаты все лучше и лучше. И это не так травматично, как операция.

— Можно ли эффект хайфу сравнить с эффектом подтяжки лица?

— Да. Ко мне недавно приезжала из Франции клиентка, которая 10 лет назад делала подтяжку. Приехала в ужасе от себя, и мы ей много чего сделали за неделю — аппараты, филлеры, нити. Так вот, она сказала, что результат — лучше, чем от операции. Конечно, для операции очень важны правильные показания: иногда хирурги берутся за тех, у кого заведомо не будет хорошего результата.

К тому же нужно учитывать тип старения, тип кожи. Есть люди, которые реально классно выглядят после операции, но так происходит не со всеми. И очень важно, чтобы для тех, кто не готов к хирургическому вмешательству, была современная альтернатива. Но для результата нужно провести комплекс процедур — иглы, HIFU, нити. Тогда эффект будет сопоставим, а цена вопроса все равно меньше, чем у хирургов.

— Каковы, по-Вашему, перспективы рынка? Кто выживет в кризис?

— В любой кризис выживают прежде всего сильные. В бизнесе всегда что-нибудь случается. Наш первый центр открылся незадолго до кризиса 1998 года — и мы его пережили. В Петербурге есть «ядро» давно существующих на рынке компаний, они все друг друга знают и уважают, но борются с недобросовестными участниками рынка.

— В непростое время снова встает вопрос об уходовых процедурах дома. Можно ли поддерживать себя в форме, если человек лишился источников дохода и не может позволить себе косметолога?

— Конечно. Еще наши бабушки и мамы учили нас умываться сывороткой, делать маски из огурцов или овсянки и так далее — то есть, использовать подручные средства. Есть и доступные кремы — да, недорогие, но лучше, когда их используют, чем нет. Крем ведь еще несет защитную функцию — от перепадов температуры, от погодных условий, от мороза или отопления.

Есть вопрос умывания. Очень часто люди вредят себе излишним умыванием. Конечно, косметику с лица надо снимать — лучше молочком или специальными средствами, но иногда мы становимся жертвами рекламы, используя все подряд — и молочко, и гели, и лосьоны, да еще все вместе! И удивляемся, что сохнет кожа.

Если правильно умываться, то крем можно наносить один раз — утром. А на ночь лучше применять какие-то сыворотки. Рынок сейчас большой, можно найти доступные средства, в том числе отечественные. Есть качественная крымская косметика на основе местных трав, причем по хорошей цене — мы даже у себя в центрах начали с ней работать.

— Многие спрашивают, можно ли делать фруктовые или другие маски из продуктов?

— Я только за. Но хочу предупредить, что нужно быть осторожнее с такими продуктами как кефир, капуста, кофе, мед с лимоном — не случайно их раньше называли «раздражающие» маски. Зато огурцы, овсянку со сметанкой или творог — пожалуйста. Все, что не доел.

— Можно ли надеяться, что красота спасет мир?

— Я бы сказала немного по-другому. В кризисные времена уход за собой становится своеобразной психотерапией — он отвлечет от печальных мыслей и поднимет самооценку. А это нам всем сейчас необходимо.

Беседовала Тамара Иванова-Исаева

Источник: Росбалт

Related posts

Ракетный удар по Киеву: разрушен многоэтажный дом

author

Министр иностранных дел Швеции подписала заявку на вступление в НАТО

author

Пентагон заявил, что не помогал Украине уничтожать российских генералов

author