Новости

Как им обойтись без России

Чем быстрее будет расти наша зависимость от Китая, тем легче остальной мир переживет разрыв с находящейся под санкциями страной. И даже энергоносители ее не спасут.

При любом варианте развития событий больше всего от санкций пострадают россияне.

Как им обойтись без России

Сворачивание российско-западных экономических отношений может пойти по трем сценариям.

№ 1 — оно окажется довольно плавным в случае смягчения хотя бы части санкций в ближайшее время. Этот вариант, подразумевающий какое-то сравнительно скорое и приемлемое для Запада замирение Москвы с Киевом, выглядит сейчас маловероятным.

Но если все же его вообразить, то величина российской экономики в 2022-м уменьшится примерно на одну десятую (т.е. уложится в самые умеренные прогнозы спада из всех имеющихся), а ВВП остального мира увеличится сообразно мартовско-апрельским предсказаниям международных организаций, т. е. на 3% или чуть больше. В том числе, Индия вырастет на 7%, Китай — на 5%, США — на 3%, еврозона — на 3% или чуть меньше.

В этом случае вес России в мировом хозяйстве (сравнивая ВВП по паритетам покупательной способности) сократится с 3,1% в 2001-м до примерно 2,7% в 2022-м. И борьба с Германией за пятое «экономическое» место в мире сменится схваткой с Индонезией за шестое. Эта уверенно растущая восточноазиатская держава (в 2022-м ожидается пятипроцентный подъем ее ВВП) к 2023-му сравняется с нашей по размерам экономики или даже обойдет Россию.

Конечно, это сопоставление сугубо формальное. А по существу, главным выгодополучателем первого сценария станет Китай. Сейчас его фирмы, или по крайней мере самые известные из них, более или менее соблюдают санкционный режим, чтобы самим не попасть под раздачу. Но если этот режим начнет смягчаться, китайцам уже ничто не будет мешать покорять российское народное хозяйство.

Сценарий № 2 — сохранение или даже ужесточение западных санкций (т.е. прекращение закупок российских энергоносителей), сопровождаемое, однако, отказом Китая им подчиняться.

Такое тоже не совсем исключено и подразумевает более глубокий, чем на одну десятую, спад экономики России. Потому что одним махом перенаправить российские нефть и газ с Запада на Восток все равно будет невозможно.

При этом ясно, что на такой рискованный маневр Пекин пойдет, только если станет расценивать выгоды от оприходования российских ресурсов как очень высокие. То есть хватка старшего брата в этом случае окажется особенно жесткой. Ведь других покупателей у Москвы не будет.

Не запланированная на Западе особенность этого варианта заключается в том, что, прикрывая (пусть и частично) Москву от санкций, Пекин смягчит их последствия и для тех, кто эти санкции наложил. Потому что рост поступления российских энергоносителей на китайский рынок снизит запросы Китая на рынке мировом, откуда их выдавливают. И тем самым поможет западным приобретателям нефти и газа столковаться с другими продавцами.

И наконец, сценарий № 3, который, судя по развитию событий, можно назвать инерционным: Запад ужесточает санкции, а Китай, может, и не совсем их соблюдает, но хозяйственные связи с Москвой не наращивает.

Для России, по грубым оценкам, это означает примерно двукратное (на 3 млн баррелей в день) сокращение экспорта нефти и нефтепродуктов. И приблизительно такое же уменьшение продаж газа и угля.

Спад экономики и уровня жизни в этом случае заметно увеличивается — может быть, до 20%. Правда, пропагандисты и должностные лица заверяют, что Запад, или по крайней мере Европа, заплатит за отказ от российского топлива полным хозяйственным крахом.

Проверим, так ли это.

Действительно, Евросоюз к началу нынешнего года получал из России почти 50% своего газового импорта и чуть меньшие доли нефтяного и угольного. Особенно велика зависимость Германии. В отсутствие нефтегазового бойкота там ожидается увеличение ВВП в 2022-м на 2,7%. А немедленный разрыв всех связей с Россией повлечет в этой стране, по разным оценкам, спад экономики то ли на 2%, то ли даже на 7%. Сам этот разброс цифр показывает, что достоверные прогнозы в таких необычных ситуациях, как нынешняя, вряд ли возможны.

Поэтому зайдем с другой стороны.

Западный бойкот российской нефти, не скомпенсированный Китаем, уведет с мирового рынка, как уже говорилось, около 3 млн барр. в день по сравнению с 2021-м. А для предполагаемого трехпроцентного роста мировой экономике в 2022-м, напротив, потребуется увеличение потребления энергоносителей на 2-3 млн барр. То есть дефицит в этом случае составит 5–6 млн барр. Кто сможет его закрыть?

Аравийские монархии в состоянии довольно быстро поднять добычу на 2 млн барр. В США в 2022-м ожидается рост производства на 1 млн барр. Менее крупные производители способны добавить еще 1 млн барр. Не хватает одного–двух млн барр. То есть при достаточно высоких нефтяных ценах рынок будет более или менее сбалансирован, но темпы роста мировой экономики снизятся. Где-то, как в Германии, возможны и спады, но вряд ли длительные. А если переговоры с Ираном приведут к снятию с него нефтяного эмбарго, это добавит на рынок еще один–полтора млн барр, и дефицит в течение максимум года вообще сойдет на нет.

Не касаясь политической стороны всех этих событий, отметим, что в материальном смысле сценарий № 3 означает особо тяжелые потери для России и умеренные — для Запада.

Что же до первого или второго сценариев, то в очевидном (№ 1) или неоднозначном (№ 2) выигрыше будет Китай, Запад без особых для себя убытков ликвидирует энергозависимость от Москвы, а почти вся плата за разрыв ляжет на россиян.

Виталий Гранкин

Источник: Росбалт

Related posts

Ищут гранты: силовики пришли с обысками в управление сельского хозяйства Тамбовской области

author

Индонезия исключила личное участие Путина в саммите G20

author

В Запорожье прибыли эвакуированные с Азовстали

author