Беларусь

Многие СМИ называют это терактом. Полностью с этим согласен. Отец Романа Протасевича – о захвате самолета с сыном в небе над Беларусью

23 мая власти Беларуси задержали главного редактора оппозиционного телеграм-канала Nexta Романа Протасевича. Известно, что вместе с ним задержали и его девушку, гражданку России и студентку Европейского гуманитарного университета Софию Сапегу. Самолет авиакомпании Ryanair, которым Протасевич и Сапега летели из Афин в Вильнюс, был принудительно посажен в аэропорту Минска.

Пилоты, по сообщениям Ryanair, получили от белорусских диспетчеров сообщение о минировании на борту и приказ сесть в Минске. Официальное белорусское информагентство БелТА также передало, что по приказу Лукашенко "для сопровождения пассажирского самолета" в небо подняли истребитель МиГ-29, а по некоторым – пока официально не подтвержденным – данным диспетчеры угрожали пилотам огнем с истребителя, если самолет не приземлится в Минске.

Embed

Поделиться

Как в Беларуси захватили Романа Протасевича, силой посадив его самолет

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:02:45

0:00

Дмитрий Протасевич, отец задержанного Романа Протасевича, в интервью белорусской службе Радио Свобода назвал инцидент с самолетом, вынужденным приземлиться в Беларуси, "хорошо спланированной акцией спецслужб" и сравнил его с террористическим актом. Родные Протасевича уже несколько месяцев живут за границей.

– Как вы узнали, что ваш сын в Беларуси?

– Мы узнали об этом из телеграм-каналов. Сначала выяснилось, что самолет был вынужден приземлиться в Минске. Мы подумали, что в этот день нашему сыну нужно было вернуться из отпуска в Вильнюс. У нас были очень тяжелые предчувствия: сердце родителей не обманешь.

Затем подтвердилась информация, что сын задержан. Постепенно информация появилась на телеканалах, и мы узнали об этом. Сын был в отпуске, до этого мы с ним разговаривали примерно раз в день. Но мы не знали, что он должен был вылететь именно 23-го числа. Он не полностью информировал нас обо всех своих передвижениях, вероятно, не хотел, чтобы многие знали, где он находится.



– Его коллеги незадолго до отъезда опубликовали переписку, в которой Роман сказал, что за ним следили. Он вам что-то об этом говорил?

– Последний раз мы разговаривали в субботу. Речь шла об отдыхе, о том, как он обгорел на солнце. В воскресенье мы пытались связаться с ним: насколько я понимаю – еще до его отъезда из Афин, но безуспешно.

– Говорят, с ним была девушка, до Вильнюса она так и не доехала?

– Да, он был не один, но, к сожалению, мы не знаем эту девушку. Мы даже не знаем имени. Конечно, мы хотели бы связаться с ней, чтобы узнать подробности. Но, как мы позже узнали, ее задержали вместе с Романом.

– Вы военный. Вы можете представить себе что-то подобное, привлечение истребителей для того, чтобы заставить приземлиться самолет?

– Я вижу абсурдность того, что все это происходит в XXI веке, в самом сердце Европы. Но как бывший военный скажу, что эта операция была продуманной: четко готовилась даже не один день, а недели. Я полностью убежден, что это была заранее спланированная операция, которая была тщательно подготовлена, и, наверное, в ней участвовали не только спецслужбы Беларуси. Операция была очень масштабной: наплевали на все мировое сообщество и его мнение, нарушили все правила международного сотрудничества.

Многие СМИ называют то, что произошло, террористическим актом. Я полностью согласен с этим определением. Но теракт ужасен даже не потому, что он произошел, а своими последствиями. И они будут намного хуже, чем сам теракт.

Мы очень переживаем из-за того, что происходит с нашим сыном. К сожалению, мы не знаем, где он, что с ним. Давайте надеяться на лучшее.

– Вы сейчас не в Беларуси?

– Нет, не в Беларуси. Там пока невозможно находиться. Мы за границей уже восемь месяцев.



– Это связано с деятельностью вашего сына?

– Да, конечно. Мы опасались политического преследования из-за деятельности нашего сына. Меня недавно лишили звания, когда я уже несколько месяцев был за границей. Это своего рода агония – так относиться к военным, офицерам, которые прослужили не один год, чтобы уберечь страну от внешних и внутренних угроз. Но, увы, что есть – то есть.

– Вы не всегда поддерживали деятельность сына, об этом говорил сам Роман. Когда и что изменилось?

– Мы всегда его поддерживали как родители. Но да, я порой не разделял его взгляды, не все взгляды. Скажу честно: мы поговорили с ним на кухне по душам, и я сказал ему: "Что бы ты ни делал – знай, я могу не одобрять этого, но я всегда тебя приму. Это твой выбор, ты его сделал, и мы всегда будем тебя поддерживать".

Рано или поздно, но жизнь показала, что Роман был прав. Так же, как были правы те политики, которые на рубеже 90-х годов говорили о том, что ожидает Беларусь, если у власти будет один человек. Как оказалось, правы были все люди, которые борются за свободу и независимость в нашей стране. Так что сейчас, конечно, мы полностью на стороне Романа.

Embed

Поделиться

"Мой внук никого не зарезал, и он не экстремист!"

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:04:46

0:00

– Может ли международное давление как-то повлиять на ситуацию с Романом?

– Мы верим, что внешнее воздействие может как-то повлиять на белорусские власти. Нормальные, трезво мыслящие люди понимают ситуацию, в которой может оказаться режим в Минске. Игнорирование норм международного права, таких сильных игроков, как европейские страны, США, в современном мире – нонсенс. Мы надеемся, что внешнее давление повлияет и ситуация изменится к лучшему.

– Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий уже заявил, что потребует запретить белорусским авиакомпаниям полеты над ЕС, и призвал не летать над территорией Беларуси. Другие политики высказались похожим образом. Это та реакция, которой вы ожидаете от Запада как родители?

– Полеты происходят где-то там наверху. А мы ходим, к сожалению, по земле. Запрет на полеты над Европой, конечно, сильно скажется на "Белавиа", но санкции должны касаться не только авиасообщения, но в первую очередь – контроля над финансовыми потоками семьи Лукашенко и близких ему чиновников. Наверное, у них есть счета в зарубежных банках, недвижимость. Возможен арест, блокировка счетов. Это окажет на них серьезное давление.

– Вы ощущали опасность, живя за границей? Роман говорил вам, чего он боялся?

– Мы такого не ощущали. Когда мы уезжали из Беларуси, мы чувствовали, что страны ЕС несут ответственность за людей, которые покинули свои страны по политическим причинам, опасаясь возмездия и репрессий. Мы чувствовали, что страны ЕС предоставляют таким людям гарантии безопасности. Мы чувствовали себя абсолютно спокойно и не ожидали такого поворота событий.

Embed

Поделиться

Работа, жилье, официальный статус: бежавшие от Лукашенко белорусы осваиваются в Латвии

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:04:59

0:00



– Телеграм-канал "Пул первого" писал, что Лукашенко сам отдал приказ поднять истребители в небо, чтобы сопровождать самолет в Минск. Чем ваш сын так опасен для Лукашенко?

– Нынешняя власть боится независимых журналистов, свободы слова, боится, что какие-то ее действия станут известны мировой общественности. Они мыслят стандартами прошлого века, когда еще существовал Советский Союз. Думают, что если заткнуть рот журналистам, посадить всех в тюрьму, взять под контроль все СМИ, то можно будет спокойно заниматься темными делами, плюя на общественное мнение.

Embed

Поделиться

Год со дня смерти Романа Бондаренко: как власти Беларуси скрывают свои преступления

Embed

Поделиться

Код скопирован в буфер обмена

ширина

px

высота

px

The URL has been copied to your clipboard

No media source currently available

0:00

0:11:25

0:00

Роман для них – фигура очень символичная. Посинелыми пальцами они поднимают бокал за успех проведенной операции. Для властей Беларуси это "хороший" повод показать, что они могут действовать и действительно действуют. Но они забывают, что одновременно они показывают всему мировому сообществу, какими методами они пользуются. Что это незаконные методы, совершенно бесчеловечные: пытки, задержания. Это все очень печально.

Полностью интервью (на белорусском языке) опубликовано на сайте белорусской службы Радио Свобода.

#GR-1822 {
background-color: #fff;
height: 100px;
position: relative;
border: 1px solid #a7b0ba;
border-bottom: 5px solid #2d1996;
border-radius: 2px;
}
#GR-1822.banner—cover {
padding: 12px 15px;
}
#GR-1822:hover {
border-color: #2d1996;
}
#GR-1822 div {
display: flex;
align-items: center;
flex-direction: column;
justify-content: center;
}
#GR-1822 h1 {
color: #fff;
text-align: center;
font-size: 19px;
line-height: 24px;
text-shadow: 8px 8px 60px #8c3f02;
color: #323232;
}
#GR-1822 span {
text-transform: lowercase;
color: #fff;
font-size: 0.5em;
text-align: center;
text-shadow: none;
}
#GR-1822 img {
width: 30px;
height: auto;
}

Читай нас в Телеграме

Источник:www.currenttime.tv

Related posts

За мной придут – топовая фраза в Беларуси. Журналист Настоящего Времени о том, почему до последнего откладывал свой отъезд

author

Выигрывала – ее призами не награждали. Лыжница Долидович и ее отец и тренер – о том, как в Беларуси спортсменку отстранили от турниров

author

Они пытаются задавить региональный активизм. Почему активист из Лиды получил самый большой срок за белорусские протесты

author